Не дра
You cannot learn the thing you think you know.
Я ничего не делаю сегодня с утра. Только пишу и ем. И перечитываю написанное. И чужие письма. Впрочем, все эти действия тоже необходимы для поддержания жизнедеятельности и физического и эмоционального тонуса.

Я очень странно чувствую себя, перечитывая себя питерскую. Может быть, это из-за незнакомого шрифта или экрана. Может быть, из-за того что я в кои-то веки пытаюсь писать на публику - на чужом компьютере, изгоняя силой внутреннего цензора то, что не может быть опубликовано вовне. Я специально набираю это у себя, чтобы разница не чувствовалась, но она чувствуется, это сильнее меня. Когда я пишу для кого-то, я всегда немного иначе строю фразы. В результате тексты получаются текстами незнакомца. Но хорошо уже хотя бы то, что на их редактирование и выверение фраз не уходят годы, как раньше. Как только я выложила свои сегодняшние два поста на Не дре, туда немедленно пришёл какой-то Дайри Адверт, и я прониклась возможностью того, что они сейчас ка-ак сделают мне рекламу. У меня сложные отношения с публичностью. Именно потому что я не всегда чувствую за собой право говорить, мне аццки хочется быть услышанной. И в то же время я боюсь быть услышанной. Мне сразу же кажется, что я всё сделала неправильно. У меня недостаточно высокая самооценка для того, чтобы позволять себе быть. Особенно - позволять себе быть любой. Мне кажется, что я неадекватна, неправильна и вообще. Что меня не любят. Мне важно, чтобы меня любили. Часто - важнее, чтобы позволять себе быть любой. Поэтому я не стала на Бокобоке давать интервью. Я сказала: ноу фото, ноу видео, ноу комментс, извините, нет.

Жить у Тани очень удобно. Я надеюсь, что ей хотя бы вполовину так же комфортно со мной - хотя принимающей стороне всегда труднее, а мне трудно адекватно оценивать себя в этом аспекте.

Высотка, где можно курить на балконе, пока ждёшь лифта, а потом спускаться пешком, так его и не дождавшись. (Почему я не курю?..) Высокая, в несколько этажей арка в теле дома напротив. Семнадцатиэтажки вместо шестнадцати этажей, всё остальное остаётся прежним. Квартира, где просторно, чисто и всё организовано рационально. И надёжно. Я наслаждаюсь. Мне было бы очень трудно находиться столько (хотя сколько?) времени вместе с человеком, с которым мы на разных волнах. Но этого нет. Всё хорошо. Это приятно безумно.

В питерском метро в поездах открывают верхние откидные окошечки, рождая сквозняки. У нас всегда всё закрыто глухо. Как будто между станциями поезда идут в безвоздушном пространстве.